На новый год и Рождество в Хаарлем приезжал цирк. С одной стороны, вроде бы рановато, с другой — когда еще к нам приедет цирк. И мы пошли.

Перед цирком — небольшой зверинец, можно погладить всяких симпатичных уток, овечек и козликов. Вокруг — вездесущий картофель фри и прочие немудреные сосики. Внутри — маленькая карусель, свет, музыка, елки, лампочки, конфеты на палочках и сахарная вата, на полу под ногами мягкий ковер опилок. Будь я ребенком, продала бы душу за такое великолепие.
Билеты были без мест, но на первый ряд перед проходом — самые лучшие на мой взгляд места — никто не садился, и высокие голландцы убежали сидеть на последние ряды (в чем прикол, так и не поняли). Так что людям таких скромных размеров, как наши было все отлично видно, особенно с учетом что мы сели ровно напротив входа на сцену и рядом с выходом с арены, где топтались всю дорогу свободные артисты. Те же самые, кстати, артисты продавали в перерыве всякие сладости, таскали оборудование и какие-то ящики и вообще мелькали в толпе по разных хозяйским делам. Ощущение было очень семейное, теплое.

Цирк действует на меня странно: большую часть программы я плачу. Не знаю почему — от того, как все это вместе красиво, по-детски, фальшиво и празднично, очень по-человечески и трогательно. Конечно, Кerstcircus haarlem — далеко не Цирк дю Солей или огромный Никулинский цирк на Цветном бульваре. Но может быть это и к лучшему, потому что за небольшим шатром, семейной труппой и самыми простыми классическими трюками чувствуется что-то важное, вроде безнадежной попытки взлететь.

Толстенький канатоходец, танцующий на проволоке без страховки, летающая под куполом Коломбина, жонглерша разноцветными шариками, молодой фокусник — в том, какие они не идеальные, в том, какая это нелегкая работа, в том как трясутся руки гимнастов есть какое-то сообщение прямо в сердце.

Самый опытный канатоходец — конечно толстяк с пивным пузом, его трюк — неловкость, фальшивое падение.
Эквилибрист на досках и цилиндрах с помощницей (ярко представляется, какой роскошной блондинкой была она лет 20 и килограмм 20 назад — я и сама 20 лет назад была роскошной блондинкой без килограмм, чо).
Вообще все представление было на тему старых цирков-шапито и их ушедшего времени, с кадрами кинохроники и фото почти вековой давности. Может быть поэтому было так много старых трюков. Это было очень трогательно.
Фокусник наоборот, жег в стиле «Иллюзии обмана», только вот и его помощницам не мешало бы заняться спортом. Честно говоря, всей труппе я бы прописала больше спорта и меньше углеводов, толстые циркачи это как-то странно.

Макс, конечно, совершенно обалдел, просидел завороженный, затыкал от громкой музыки уши, на гимнастах скромно кричал- «как я, как я», а в двух местах чуть не залез в рукав моего пальто от ужаса — там где настоящая, выехавшая на арену машина превратилась в неизвестного ему пока робота Бамблби и в конце, во время странного лазерного шоу родом из 90-х.

Бамблби (кажется) — с этой вселенной мы не очень знакомы.

Очень странный номер с лазерными указками и светящимся костюмом сомнительной цирковой ценности и сложности, но эффектный.

От летающей по залу тети-птицы Макс пришел в ужас. Надеюсь, она не будет ему сниться.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *