Очень обидно, что истории падений гораздо менее популярны, чем истории успеха. Днем с огнем не сыщешь, чтобы приличный человек или другая знаменитость вдруг расщедрился и описал что-нибудь неприглядное, как напился в хлам и пропустил важную встречу, и чтобы все пропало. Между тем, если и не напился, и не пропустил, и не проспал в жизни ни одного самолета или даже жалкого поезда, мордой в асфальт ходили мы все, и все думали тяжкие, горькие мысли. Но потом вставали и ничего. Или не вставали, а долго ползли. Или лечились в реабилитационном центре, у кого что. Фу, какое долгое вступление, оно ко мне прилипло.


Расскажу вам лучше свою историю взлетов и падений: на днях купили мне велосипед. Велосипед поразил меня в самое сердце давно, еще сразу после переезда. И пусть он был беспородный, из Декатлона, и стоил подозрительно дешевые 250 евро (чем даже напряг Федю, а это невозможно потому что невозможно). Зато красный и с белыми шинами, и седло коричневое кожаное, и руль такой, и рама. Судьба, понятное дело, пыталась нас разлучить и препятствовала финансово, но вот, случилось: красный велосипед стал моим. В комплекте с замысловатым замком, сломавшим мозг (я пользуюсь им методом тыка, то есть дергаю, нажимаю и рву его во всех направлениях, пока не раскроется или наоборот). Еще там было сидение для Максима Федоровича и шлем в виде арбуза.

Человек-арбуз


Максим Федорович тоже к велосипеду сразу прилагался. А также к велосипеду прилагались гололед, дождь, шквалистый ветер, правила дорожного движения, автомобили, пешеходы, другие велотуристы, мотороллеры и электрические инвалидные коляски. Так что первый раз мы катались колонной, с Федором, очень осторожно. Вообще я умею на велике, помню смутно разные 30-40 км по ночным дорогам Москвы, кажется это была я.  Но тут Максим Федорович, 13 килограмм живого и дорого сердцу веса, плюс шлем-арбуз. И все это великолепие лепится на хвостеф. А баланс при этом какой-то неизученный. 

Слабоумие и отвага!


В выходные мы еще покатались по городу вместе и оказалось что у меня есть фонарик, который работает от динамо-машины, прелесть что за фонарик и как с ним сразу уютно ночью ехать в темноте. Я прямо ехала и вопила на всю улицу «фонарик, фонарик, смотрите, смотрите!». А еще у велосипеда обнаружилось радио, потому что счастливый любитель велосипедного спорта Максим Федорович всю дорогу распевает песенки про зеленую машину (там такие слова: зелееенааааяяяя машиииинааа, зелеееенааааяяя мааашинаааа, пока не остановимся). И еще я подумала, как мне не хватает буквы У, почему собственно здесь такую не придумали? Это, кстати, была часть про взлет.

Дорогу семейному велотуризму!

В понедельник я решила что пора, села на велик и отправилась одна к доктору на другой конец города (шквалистый ветер достиг 50 км/ч, но зато лед совсем растаял). Гугл подбадривал и обещал 15 минут (оказалось — 30), машины, велосипеды, электрические инвалидные коляски расступались в разные стороны, и хотя я окончательно опоздала к доктору, провозившись стопятьсот лет с замком, пока меня не спас жалостливый прохожий, ощущение было праздничное. И всю дорогу до садика я размышляла на тему «как все-таки здорово пробовать что-то новое, какой прямо кайф в преодолении страхов, когда оказался с другой стороны». В садике я рассказала всем знакомым родителям, что я сегодня первый раз, на велосипеде, сама, с креслом, вон он стоит такой красненький!

В Хаарлеме чудесная солнечная погода, нет это не тот мостик, тот мостик я что-то не вспомнила сфоткать

И вот, едем мы с Максом такие довольные, солнышко светит, радио поет про машину и тут мост. Тот самый, с цветочками, который на всех открытках про Хаарлем. Блогер в водителе ведлосипеда проснулся, победил и затребовал селфи, так что я решила за мостиком остановиться и запечатлеть момент грандиозного успеха на фоне цветочков.  А поскольку дорогу прокладывает мозг, и мозг-то как раз отвлекся, в управлении велосипедом что-то пошло не так и нас понесло на бордюр. Я еще помню, как подумала грустно: сейчас упадем. Ветер, навалившись всеми 50км/ч тоже постарался и в результате, я хоть и затормозила и даже как-то поставила ногу на асфальт, но Максов конец велосипеда повернулся под углом и стал падать, увлекая за собой весь коллектив.

Селфи мы таки сделали!


Метрах в 100 впереди девушка вскрикнула и побежала к нам на помощь. Хотя я и кричала уже что у нас все хорошо, мы окей, а потом вспомнила что не проверила — так ли это. Проверила: Макс лежал на боку, крепко пристегнутый, в шлеме, лицо недовольное. Ноги закрыты специальными пластиковыми накладками, плюс все-таки велосипед лежал на мне, потому что слой Макса был тоньше, чем слой моей ноги. Так что я снова закричала что мы окей, но девушка все равно продолжила спасательную операцию. И очень вовремя: оказалось что мне не хватает сил, чтобы из положение лежа на боку под велосипедом поднять мой тяжелый велосипед (раскрылся секрет 250 евро) с прикрепленным к нему Максом. В общем, девушка была очень кстати. Дальше она ушла, я а стояла и дышала глубоко и медленно еще минут пятнадцать, а Макс продолжил радиотрансляцию как ни в чем не бывало. И мы поехали домой.

И пока я ехала, я все думала, что страх падений останавливает нас от очень очень многого. Не сами падения, скорее неизвестность -как оно там, за чертой поражения. А там, практически всегда ничего. И когда ты это ничего обнаруживаешь, там такие запасы энергии и вдохновения, решимости и веры в себя, что дальнейший успех — абсолютная закономерность.

Так что мы поехали сегодня в зоопарк, и пользовались парковкой на вокзале (я по-прежнему не пойму по какой-такой логике работает этот чертов замок). И все было хорошо. 

Львы в зоопарке тоже всем довольны


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *