Самый белобрысый — это совсем не голландский МФ

Вот уже почти месяц, как в нашей жизни произошло долгожданное событие: Максим Федорович отправился в местный садик. Впрочем, это конечно не настоящий садик — напомню, садик в Голландии развлечение не для слабаков: от 1500 до 2000 евро в месяц обойдется вам возможность как-то уже начать жить свою отдельную от младенца жизнь и даже, начать зарабатывать. А я, увы, все никак столько не зарабатываю, а Боливар не вынесет троих и садик.

Но здесь, в стране победившего социализма, есть такая замечательная опция, как Peuterspeelzaal — заведения для малышей старше 2 лет, вроде садика, но на пол дня и только 3 раза в неделю. Зато здесь учат языку (так что во многом это история для тех семей, где не имеется собственных голландцев). И стоит такое развлечение сущие копейки, в зависимости от семейного дохода, количества посещаемых дней, и конкретного заведения от 50 до 150/200 евро в месяц, совсем другой коленкор.

Утром каждый малыш занят своим делом

В нашем садике (будем называть его так) детей в группе порядка 10 человек, воспитательницы 2 и одна из них ментор, курирующий конкретного ребенка. А еще есть доброволец-волонтер, третья воспитательница, которая помогает — у нас то пожилая, нежнейшая женщина, то молодая девушка. Дети и родители приходят с 8.30 до 9.00, дальше двери закрываются. До 9.00 можно посидеть с ребенком и поиграть вместе в любые игрушки, пообщаться с воспитательницей или другими родителями. Некоторые родители уходят сразу, но большая часть сидит в группе и болтает.

Фото пришло к нам в 9.34, после того как в 9.00 папа ушел, оставив человека очень, очень несчастным

Некоторые дети, особенно из тех, кто начал ходить недавно плачут. В этом случае воспитательница помогает ребенку успокоится, обнимает, кормит чем-то, обязательно машет в окно вместе уходящему родителю.

В 9 часов включается музыка и начинается ритуал: дети берут маленькие стульчики и ставят их в круг. Все поют песенки про то как прошло утро, считаются, здороваются по именам, рассказывают про какие-то свои дела, называют дни недели, какие-то еще слова с картинок, танцуют и делают небольшую зарядку. Потом опять свободное время для игры (игрушки кстати каждый день меняются — одни ставят, другие убирают в ящики на какое-то время).

Пока другие дети смотрят спектакль, МФ работает над дизайном помещения и пытается украсть флажки

Иногда происходят активности: показывают спектакль, ходят в соседнюю библиотеку в сопровождении родителей-добровольцев, делают подделки. Подделки делают не все, а несколько малышей — чтобы уделить внимание каждому. А в следующий раз — подходит очередь других детишек. Ближе к 11 выдают еду и питье, принесенные из дома (только фрукты) в подписанных коробочках и бутылочках, которые они самостоятельно открывают, когда приходит время завтрака. Есть туалет, куда можно попросить проводить ребенка, но даже если малыш не просится сам, его туда итак проводят на всякий случай — хотя большая часть детей в нашей группе еще использует памперс (его тоже меняют в случае необходимости). Можно дать ребенку сменную обувь, но можно ходить и в уличной (недавно нас попросили не переодевать в садике кеды, потому что воспитатели не могут следить за тем, чтобы все дети были переобуты, лениво им). В 11.30 детей одевают (двери в помещение группы до этого времени закрыты) и выводят на улицу, на площадку.

Здание садика и часть площадки с гаражом (куча потрепанных жизнью великов, самокатов, машинок, беговелов, собранных, кажется за последние лет 30 — дети их очень любят)

Трудно сказать, почему выход МФ в садик занял столько времени, наверное это стресс дурно повлиял на мои мозги и скорость принятия решений. Сначала я долго выбирала самое прекрасное место и чтобы рядом с домом (но блин, как, как оценить прекрасность такого места в незнакомой стране?). Потом нашла симпатичное заведение в центре, но призадумалась. А все дело в том, что при помещении садика имеется открытая игровая площадка с игрушками, горкой, домиками, песочницей и множеством других замечательных вещей. На эту площадку могут приходить все кто хотят с улицы, и это показалось мне странным. Но я даже сходила поговорить с воспитательницами (в моем малоязыком случае больше помычать и посмотреть) и спросила — а как вы отличаете своих детей от чужих? Очень просто, ответила мне милая женщина-воспитатель: надеваем на них зеленые жилетки. Перед глазами мгновенно предстал Макс, снимающий жилетку и убегающий за забор, демонически хохоча. А потом еще появился КРАН и тут я крепко затормозилась. Обычный кран-тройник, к которому прикручивают вентили, торчал в середине площадки из земли, аккурат между домиком и скамейкой. Железный, с довольно острыми краями — упадешь на такой важным в хозяйстве местом, мало не покажется. У вас там кран! — сказала я. Ага, — ответили мне. Он и сейчас там торчит.

Замечательная всесезонная горка из искусственного газона, роскошная вещь, убившая уже двое наших штанов

Вообще это тема для отдельного рассказа — отношение голландцев к детям. И оно существенно отличается от российских реалий. Во-первых, здесь не признают увлечения гигиеной, вообще. Во-вторых, никто не парится вирусами и возможностью заразить других детей и людей вообще — считается, что дети должны переболеть всеми местными вирусами, чтобы адаптироваться к ним. Так что никто с соплями или даже с температурой дома детей не держит. В-третьих, никто вообще не парится сильно детьми, это как бы не первая скрипка в жизни голландской женщины. Понять их можно, у них же работа, карьера, личная жизнь и другие приятные вещи, которые снижают градус значимости воспитательного процесса. В связи с этим значительно ниже уровень агрессии женщин и матерей, и вот этих вот страдалиц на грани или уже далеко за гранью нервного срыва здесь не водится (водятся, наверное, но их не видно там, где у нас их очень много: на улице, в магазинах, в транспорте). Плюс папы, которые участвуют в родительских заботах на честные 50% (например во всех секциях и в нашем садике детей по утрам приводят и забирают чаще папы, чем мамы. Не знаю почему так, и это даже с учетом, что в нашем садике — половина детей — русскоязычные). В общем, все очень изи, без фанатизма. Тоже самое касается безопасности. Никто про нее как-то очень сильно не думает. Может быть, все дело в том, что уровень криминализации общества на много порядков ниже, и объективных причин для тревоги и тревожности — тоже намного, очень намного меньше. И еще такой момент — самостоятельность и самодостаточность очень важные вещи для каждого голландца, включая самых маленьких. Поэтому частью заботы о безопасности ребенка считают его адаптацию к реальному миру, вместо со всеми его торчащими из земли кранами. В общем, никого кроме меня кран не напрягал. 

Большая песочница, закрытая на зиму
Много зелени и деревянных щштуковин, голландцы очень любят детские площадки из бревен, палочек, веревок и другой натуральной ветоши. Несколько деревянных птиц каждый раз пугают меня своей натуральностью.

Граффити для веселья

И поэтому, когда стало понятно, что террибл 2,5-3 очень сильно потрепал мои здоровые, в обычном режиме нервишки, я плюнула на все размышления и сдала Макса в этот садик в центре, с краном. К тому же туда же собирались Максова близкая подружка, и удачно нам назначили начало посещений на один и тот же день, так что они вместе влились в ряды садикоходов.

Друг МФ — человек деловой и твердый. К нашим тряпко-характерам всегда подбираются в товарищи люди структурные и четкие.

Сначала все шло отлично. Мы рассказали заранее, что это такое специальное место, куда ходят только дети, без родителей. Первый день я немного посидела вместе с Максом, все ему показала, перевела, объяснила как могла. А через час ушла, и он радостно помахал мне в окошко. 2 недели он целовал меня в щеку и говорил — иди, мама, и я счастливая уходила по своим, наконец-то! делам. Но потом процесс адаптации перешел в новую стадию и Макс решил: такой хороший садик глупо посещать одному. Пусть мама с папой тоже наслаждаются. Так что полторы недели отрывать его приходилось со страшным криком и ором. Первый день по рассказу воспитательницы он очень грустил и провел половину времени у окна, хотя его соблазняли разным и звали играть. В следующий раз тоже очень громко скандалил и рыдал, правда уже спустя пол часа после нашего ухода воспитательница присылала фотографию довольного жизнью ребенка, и это было очень мило с ее стороны, разумеется наши сердца обливаются кровью, когда приходится вот так уходить.

Макквин и Максим — не разлей вода

Сейчас кризис миновал и мы опять ходим как большие, опытные дети — спокойно машем ручкой и радостно встречаемся в 12. В целом все прошло гораздо успешнее, чем я ожидала — Макс все-таки очень любит общение и самое главное: в садике есть большой пластмассовый макквин, машинка, которая каждый день ждет МФ в гараже на детской площадке и в наличии которой, как я полагаю, заключен во многом секрет этого успеха.

Рубрики: Общее

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *