Прошлую, нашу первую голландскую весну мы пропустили: улетали в Москву на весь неуместно жаркий апрель, собирали остатки вещей, доделывали дела. Поэтому так отрадно видеть ее здесь впервые — во всей беспечной, наплевательской к человечьим делам красоте.

Холмы!!! ЕЕЕЕЕ!!

Богачами катались по роскошным пригородам, доехали до второго прихарлемского поместья с замком (там сейчас отель, но на первом этаже — брассери, открытое посетителям парка, очень голландское — элегантное и сдержанное, характер нордический (сейчас закрыто).

Отель Landgoed Duin&Kruidberg, отличное место для романтических выходных, жалкие 130 евро за ночь.
А у меня розовые очки, к черту реальность.

Вокруг замкового пруда время словно умерло: недвижно, тепло, спокойно на границе с безразличием. Люди, попадавшие в плетеные кресла заботливо расставленные по берегам небольшого пруда, как будто опоены полуденным, деликатным все еще солнцем — ни дать не взять замок Спящей красавицы.

Тайная жизнь муравьев перестала быть тайной: Макс полюбил насекомых.
Слон-пират с одним глазом: повсюду наши.
Решили, что одинокие качели — это не детская площадка и значит туда можно.
Макс как будто парит под водой
Пожалуй, велосипед. Но не точно.

Старые деревья заповедника похожи на людей, узловатые и голые, обнимают друг друга как старые любовники. Пила эти деревья ненасытно, вообще в Голландии неожиданно открыла в себе дендрофила. Видели белку и большого пестрого дятла — привет из Покровского-Стрешнего, там их было много. Столько счастья в простой возможности созерцать, невероятно.

Позеры

Доехали до порта Ай-Маудена. Ветер сбивает с ног, в рыбных лавках народу не много, редкие очереди растянуты вдоль старых доков на положенные полтора метра. Вывески зазывают «португальский ресторан, самые свежие морепродукты, свежая селедка, копченый лосось, креветки, устрицы» -предпасхальное изобилие несмотря ни на что. Нашли работающее кафе — рыбные снеки только на вынос. Заказываешь перекрикивая ветер и социальную дистанцию, получаешь пейджер, проходишь в кафе один, по сигналу готовности. Поблизости только банда престарелых рокеров на черных харлеях, пьяница-рыбак открывает не первую бутылку щелчком зажигалки, семья с двумя детьми — конечно все в майках и только мы намотали на себя все что можно.

Нашли гнездо местных рокеров!!
Ай-Мауден — наш местный мордер, чуть за кораблями трубы фабрик и страшная промзона, вонь стоит невероятная.

Вернулись домой, жарили бургеры во дворе, достали новую настолку про Марка Уотни. Макс играть не мог, но чувствовал ответственность всей душой, заставлял нас, подносил продукты и дрова — как могу участвовал в судьбе любимого марсианина.
Наше легкое карантинное бытие. Не такое уж и невыносимое, если честно.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *