Со школой у нас ситуация тревожная во многих смыслах. Во-первых, мы должны были пойти в школу в середине марта, аккурат в день начала карантина (в Голландии дети начинают в школу ходить не с 1 сентября, а сразу после 4-летия), и, разумеется, все договоренности и привычные схемы отменились. Во-вторых, очень волновались, как же Макс пойдет в голландскую школу без языка, потому что наш садик, призванный подготовить ребенка к школе, в языковом в том числе смысле, эту функцию провалил: половина детей в нашем саду были русскоязычные, а вторая половина — китайскоязычные. Так что заговорить на голландском за год с небольшим Максу шанс так и не выпал.

При этом, все вокруг, включая учителей, педагогов и воспитателей, а также родителей аналогично безъязыких детей, убеждали нас, что это проблема рассеется сама собой, потому что язык к детям в таком возрасте прилипает (меня правда, тревожила — какого качества язык). В конце концов количество перешло в качество и нас отпустило.

Но тут, в-третьих, появился новый повод для школьных переживаний: мы купили дом в другом районе, 30 минут на велосипеде от дома до школы — в нормальную погоду и даже какой-нибудь жалкий дождик это окей, но вот что делать в ураганный ветер, который тут не редкость? В общем мы стали искать школы в нашем новом районе и быстро обнаружили, что а) наша первоначальная, теперешняя школа очень хороша по результатам тестов и другим показателям и б) в школах в новом районе мест нет.

Но и это прошло, когда начался ремонт, все проходит, ага. Так что к моменту отправки ребеночка в школу, мы вроде бы эту школьную ситуацию окончательно отпустили и решили: пойдем в старую, а потом будь что будет, может останемся если понравится, а может переведемся в новую если освободится место. Макс тоже особых волнений не проявлял, впрочем как и любопытства- ну в школу, ну пойдет, ну другие дети, ну учительница Пэгги-Энн (точная копия 30-летней Шиннед О Коннор, только сильно увеличенная в размерах). В общем принял как данность, научился нескольким полезным фразам вроде «ик бен Макс» и немного даже гордился что будет такой большой.

В ночь перед событием накрыло меня. Я почему-то вдруг перестала дышать, и спать тоже передумала. Это было довольно обидно, потому что голова в саботаже не участвовала, в отличие от организма. Утром все прошло отлично, мы все нормально собрались и даже никто никуда не торопился и не опоздал. В школе у нас есть друг Марк, мальчики радостно поболтали перед входом, и когда школа открылась, нам с Федей разрешили сопроводить ребенка в класс по случаю первого визита (остальные родители отдавали детей перед входом). В классе, правда, попросили остаться только одного родителя, и Федя ушел волноваться отдельно от нас. Макс потихонечку начал замедляться, но настроен был позитивно и с любопытством озирался по-сторонам.

Сердце мое чуть не разорвалось: вот такого ребеночка мы оставили в школе

В классе дети сели в круг (это такая традиция перед началом занятий петь разные песенки про умывание-дни недели и всякое такое), Максу показали его стульчик, подарили фрисби с логотипом школы, представили другим детишкам. Тут мы с Пегги-Энн начали выяснять можно ли забрать Макса пораньше, в 12, а не в 14 (обычно можно, но по случаю карантина все дети обязаны ходить в одном режиме), и ненадолго ушли спрашивать у директора, который все разрешил. Степень разобранности Макса по возвращению сильно увеличилась, потому что все с ним говорили на голландском и он абсолютно ничего не понимал. Но попрощался со мной спокойно, мы про то что он останется один много раз говорили и это было ожидаемо.

Дальше мы с Федором поехали домой, одновременно отмечая, как затих дом без нашей птицы-говоруна. И как в этой желанной, ожидаемой тишине нам пусто. Покряхтели-покряхтели, и пошли работать (3! часа! спокойно работы за компом!!! невероятные ощущения). Очень хорошо помню, как первый раз оставила Макса в саду через пол года после переезда (и честно говоря к моменту отправки в сад я уже плотненько бегала по потолку, так как впервые с момента рождения Макса осталась с ним один на один, безо всякой помощи извне). Макс тогда вообще был король: пришел, увидел и сказал — ну ты иди мама, да? И я пошла. Я шла и удивлялась — до чего, оказывается у нас маленький город! Потому что с 2,5 летним ребенком все расстояния кажутся огромными, а если сам, один, быстрым легким шагом -то раз два и ты уже на другом конце города.

А забрали вообще тряпочку-молчаливый мальчик лег на папу тряпочкой и заснул

К 12 мы вернулись к школе, получать ребеночка. Макс вышел к нам совершенно офигевший, практически сомнамбула, сон наяву, потрясающе наглядная иллюстрация того, что делает мозг, когда его ресурс перегружен. Пегги-Энн сказал что все было ок, Макс ее очень хорошо понимал (да???), играл с другими детьми, и сам в машинки, выглядел вполне довольным, «хороший старт, я считаю». По дороге домой (3 минуты на велосипеде) Макс заснул!! За 3 минуты сна произошла какая-то опять невероятная работа в мозге, ребеночек полностью перезагрузился, навалился на еду, и вновь давай скакать и трещать без устали. Из школы прислали фотки: да, правда едет с мальчиком на велике и даже с девочкой болтает. Рассказал, что в школе ему понравилось, в пятницу (наш второй школьный день) пойдет еще, заданий было два: перейти дорогу (там здание для прогулок младшей школы через дорожку от основного) и съесть завтрак, он оба выполнил. В перерыве выглядывал в коридор, но Марка не нашел. Пописал (ура!) и еще вспомнил одну песенку которую все пели.

В общем, валокордин пить завязала, будем считать, что начало положено (хотя ожидаем отката через пару недель).


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *